logo
logo
EN
RU
logo
 

«Шаги / Steps» Журнал Школы актуальных гуманитарных исследований

Архив номеров

               
                   
                        
                   
                   
2019 :Т. 5, № 1Т. 5, № 2Т. 5, № 3
2018 :Т. 4, № 1Т. 4, № 2Т. 4, № 3–4
2017 :Т. 3, № 1Т. 3, № 2Т. 3, № 3Т. 3, № 4
2016 :Т. 2, № 1Т. 2, № 2–3Т. 2, № 4
2015 :Т. 1, № 1Т. 1, № 2

ШАГИ/STEPS 2019, т. 5, № 3

   pdf

Два русских «Декамерона»

М. Л. Андреев
Институт мировой литературы им. А. М. Горького РАН (Россия, Москва), Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (Россия, Москва), Национальный исследовательский университет«Высшая школа экономики» (Россия, Моск

DOI: 10.22394/2412-9410-2019-5-3-38-50

Ключевые слова: Дж. Боккаччо, «Декамерон», перевод, буквалистский перевод, творческий перевод, А. Н. Веселовский, Н. М. Любимов

Аннотация: В статье сопоставляются два перевода «Декамерона» Джованни Боккаччо — А. Н. Веселовского (1891–1892) и Н. М. Любимова (1970). Уникальность ситуации заключается в том, что новый перевод с течением времени не вытеснил старый и не был им оттеснен: оба перевода нашли место в современном книгоиздательском пространстве и, следовательно, как можно предположить, ориентированы на разные категории читателей. Веселовский в своем переводе придерживается принципа формальной верности подлиннику («буквализм»), что проявляется и на уровне отдельных внутрифразовых единиц (перевод «слово в слово»), и в сохранении синтаксического порядка. При этом искусственно состарить язык Веселовский не пытался. Любимов в целом придерживается принципов советской школы «творческого» перевода. Язык любимовского «Декамерона» — это обобщенный литературный язык XIX–ХХ вв., умеренно инкрустированный славянизмами, без модернизаций и почти без словесной изобретательности, свойственной, к примеру, переводу Рабле. Какую-то особую дикцию для своего «Декамерона» он выработать не пытался, в отличие от Веселовского. Оба переводчика отказываются от воспроизведения богатого риторического инструментария Боккаччо. Веселовский порой подвергает язык существенным перегрузкам (хотя и не прямой ломке), но именно благодаря этому остранению, этому языковому сдвигу, этой дикции, не имеющей в русской языковой традиции прямых аналогов, заполняет ту пустоту, которая образована отсутствием в русской литературной традиции аналогов «Декамерона». Заполняет далеко не до конца, но в целом можно утверждать, что это принципиально иной, чем у Любимова, тип перевода, приближающий не оригинал к читателю, а читателя к оригиналу.

Для цитирования: Андреев М. Л. Два русских «Декамерона» // Шаги/ Steps. Т. 5. № 3. 2019. С. 38–50. DOI: 10.22394/2412-9410-2019-5-3-38-50.