logo
logo
EN
RU
logo
 

События

 

Круглый стол
Кафедра всеобщей истории
Лаб. античной культуры


13 сентября 2017 г.
Античное наследие в Европейской истории, политике, культуре: Средние века. Новое время. Новейшее время
Античность – особая эпоха в истории европейской цивилизации. Время появления Европы, особого европейского самосознания и культурного своеобразия, этот период, вместе с тем, уже в Средние века превратился в источник колоссального количества политических и культурных образов и метафор и остается таковым до сих пор. Создатели империй и отцы-основатели республик, революционеры и консерваторы, идеологи европейской интеграции и адепты крайнего национализма – все они volens nolens обращались к этой неисчерпаемой сокровищнице политических идеалов, образцов и риторических средств. Именно поэтому проблематика, связанная с исследованием форм восприятия Античности в европейской истории, политике и культуре является воистину неисчерпаемой. Именно ей был посвящен Круглый стол, состоявшийся 13 сентября 2017 года на кафедре всеобщей истории ШАГИ ИОН.


В заседаниях приняли участие сотрудники кафедры всеобщей истории ИОН РАНХиГС, сотрудники академических учреждений и преподаватели высших учебных заведений г. Москвы (Институт всеобщей истории РАН, РГГУ, НИУ ВШЭ), а также студенты, магистранты и аспиранты ИОН. В рамках круглого стола прозвучало девять докладов.



1. Геркулес. Миниатюра из хроники "История Испании" (ок. 1274 г.). Рукопись из собрания Библиотеки монастыря св. Лаврентия (Эскориал, Испания). Ms. Y.i.2. fol. 4r.

Утреннее заседание открыл блок «Культура в политике и политика в культуре: античный мир от расцвета к упадку». С первым докладом на тему «Двойные стандарты в оценках римской демократии» выступил д.и.н., профессор кафедры всеобщей истории А.М. Сморчков. В центр своего исследования докладчик поставил осмысление римской политической системы в современной историографии. На протяжении долгого времени римскую республику характеризовали как олигархию. Однако затем эта точка зрения была оспорена. Спровоцировал дискуссию Ф. Миллар, который заявил, что республика долгое время была демократией, как и Афины V в. до н.э. Докладчик отметил, что обе стороны дискуссии методически неправы, поскольку критерием для оценки римской демократии у них выступает сравнение с демократией афинской. Однако если использовать этот критерий для анализа современных государств, последние точно так же не могут быть признанными демократическими. Первый критерий – влияние народа на принятие решений – относится к римской политической системе с её ежегодными выборами и регулярными собраниями гораздо больше, нежели к современным государствам. Второй критерий, который используется для опровержения демократичности римлян – то, что голосование обычно подтверждало внесенный законопроект. Однако протестность голосования не является показателем демократии. Тем более, что римские политики выносили в народное собрание законопроект только тогда, когда были уверены в его успехе. Таким образом, докладчик пришел к выводу, что римская республика была более демократична, нежели современные. Римский гражданин по крайней мере имел возможность приходить в народное собрание и голосовать по каждому вопросу. Ему не было необходимости делегировать свои права представителям.

Доклад к.и.н., научного сотрудника Института всеобщей истории РАН И.М. Никольского ««Раннесредневековое» развитие «позднеантичной» политической модели: Satisfactio Драконция в редакциях V и VII вв.» был посвящен сочинению Satisfactio («Искупление») римского ритора, юриста и поэта Драконция, жившего в конце V в. в Карфагене. Этот текст позволяет детально воспроизвести модель идеального правителя в представлении позднеантичного интеллектуала, и вывести корреляцию между ней и политическими событиями того времени. Автор доклада отметил, что отдельный интерес вызывает дальнейшая судьба сочинения: оно оказалось востребовано спустя 200 лет, когда вторую жизнь в виде новой, несколько видоизмененной редакции, ему дал толедский епископ Евгений II (646–657), крупная фигура в политической и культурной жизни вестготской Испании.

Формально это была уже другая эпоха, когда на смену «античности» пришло «Средневековье», однако сравнительный анализ как двух редакций «Искупления», так и политического контекста, внутри которого они возникли позволяет сделать вывод скорее о преемственности, чем о возможности сколь-нибудь существенного противопоставления между ними.

Основное наблюдение докладчика состоит в том, что как в «позднеантичную», так и в «раннесредневековую» эпоху основу для политической идеологии в пост-Римском мире и по форме, и по содержанию составляли образцы классической античности, однако с течением времени все большее значение в ней приобретали сюжеты, связанные с ветхозаветной традицией.



2. Римский маяк в Сантьяго-де-Компостела. Миниатюра из хроники "История Испании" (ок. 1274 г.). Рукопись из собрания Библиотеки монастыря св. Лаврентия (Эскориал, Испания). Ms. Y.i.2. fol. 4v.

Второй блок круглого стола «Античная идея Империи в политике и культуре средневековой и ренессансной Европы: Балканы, Пиренеи, империя Габсбургов» открыл доклад к.и.н., преподавателя Лицея РАНХиГС М.А. Черновой «Античные образцы в репрезентации власти в Сербии XIII – XV вв.».

Доклад был посвящен античным образам в репрезентации власти Сербского средневекового государства на примере житий, дарственных грамот сербских правителей, родословов, летописей и визуальных источников. Основная стратегия сербских правителей в сфере репрезентации заключалась в апелляции к святой династии Неманичей, а также сравнении с целым рядом библейских персонажей. Но, несмотря на очевидную христианскую направленность всей политической культуры сербского государства, античные образцы в ней активно присутствовали. В докладе были рассмотрены два из них – Александр Великий и Константин Великий.

Образ Александра Великого стал популярен на Балканах в связи с распространением перевода позднеэллинского романа Псевдо-Каллисфена. «Александрия» широко распространилась в XIV в. и в это же время появляется первое сравнение с ним сербского короля Милутина. Образ Константина был более широко распространен, как защитника христиан и почитаемого в Византии основоположника правящей династии. По ее примеру, Константин Философ, создавая Житие Стефана Лазаревича, возвел к Константину сербскую династию Неманичей. Константин присутствует в житиях и фресках многочисленных монастырей-задушбин сербских правителей. Таким образом, античные герои органично вплелись в христианскую идеологию репрезентации сербских правителей.

Заведующий кафедрой всеобщей истории, к.и.н. О.В. Ауров представил доклад «Сюжеты римской истории в «Истории Испании» Альфонсо Х Мудрого (1252 – 1284 гг.)». В центре доклада находятся сюжеты римской истории, которые нашли отражение в «Истории Испании», созданной по инициативе короля Кастилии Альфонсо Х Мудрого. Причин появления этих сюжетов может быть много. Во-первых, нельзя отказывать хронистам в обычном любопытстве и стремлении узнать и отразить что-то новое. Во-вторых, темы, которые были избраны Мудрым Королем и его сотрудниками, сильно зависели от круга источников, среди которых основными являлись «Энеида» Вергилия и «История против язычников» Павла Орозия. Наконец, третья причина заключалась в восприятии истории Рима как своеобразной политической лаборатории, опыт которой хронисты пытались использовать и популяризировать на новом этапе существования королевства Кастилия и Леон, претендовавшего на гегемонию в масштабах всего Пиренейского полуострова – единой Испании. Эта новая, еще не существовавшая, страна вписывается в европейскую и мировую историю именно через посредство Рима.

С докладом «Ученый гуманист vs античный автор: комментарии раннего Нового времени к энциклопедии Плиния Старшего» выступила к.и.н., доцент кафедры всеобщей истории Е.В. Илюшечкина. Центральной темой доклада стали комментарии Сигизмунда Геления (ок. 1497 – 1554 гг.) и Фердинанда Пинтиана (ок. 1475 – ок. 1553 гг.) к «Естественной истории» римского автора Плиния Старшего. Автор рассмотрела особенности восприятия труда Плиния Старшего в раннее Новое время, изменения во взглядах и подходах ученых-гуманистов XV – XVI вв., которые сыграли важную роль в становлении науки об античности.

В отличие от современных комментариев, выполняющих техническую функцию, комментарии эпохи Возрождения были более всеобъемлющими и имели важное значение для становления самой антиковедческой науки. Смысл комментирования был в осмыслении наследия античности. Если ранние гуманисты не подвергали авторитет античных авторов никакому сомнению, то с течением времени ученые начинают их критиковать, исходя из опыта новоевропейской науки.



3. Колонада, построенная Геркулесом в том месте, где Юлий Цезарь --- основал г. Севилья. Миниатюра из хроники "История Испании" (ок. 1274 г.). --- Рукопись из собрания Библиотеки монастыря св. Лаврентия ---(Эскориал, Испания). Ms. Y.i.2. fol. 5r.

Вечернее заседание открыл третий блок «Античность в политике и культуре Англии/Великобритании (Позднее Средневековье и Раннее Новое время)». С докладом «Интерес к Античности в среде джентри XV в. Казус Уильяма Уорчестера» выступила к.и.н., доцент кафедры всеобщей истории РГГУ Е.М. Браун.

Речь в докладе шла о ценностной шкале джентри и об Уильяме Уорчестере – известном антикваре и авторе Annales Rerum Anglicarum. Мистер Уорчестер был личностью весьма разносторонней: по рождению и воспитанию он принадлежал к джентри; средства к существованию получал, будучи секретарем знаменитого лорда Фастольфа; а его главной любовью, можно сказать, смыслом жизни были различные «древности». Традиционно на Уильяма Уорчестера смотрят сквозь призму его научных трудов. Однако для автора доклада источниками послужили документы семейного архива Пастонов, с которыми Уорчестер состоял в деловых отношениях.

Автор поставила целью выяснить, насколько интерес к античности вписывался или же не вписывался в субкультуру джентри и пришла к выводу, что Уорчестр, будучи на словах нетипичным джентри, интересующимся классическим наследием, в повседневной практике вёл себя как типичный представитель своей социальной группы.

Доклад А.В. Воеводского, к.и.н., доцента НИУ ВШЭ «Роль античного наследия в осмыслении имперского опыта Британии (на примере трудов Джеймса Милля)» был построен на анализе трудов английского экономиста Джеймса Милля. Милль творил в конце XVIII в. в эпоху, когда после потери американских колоний для Британии стала необычайно важной и актуальной колониальная проблематика. Милль получил хорошее образование, владел древними языками и читал античных авторов. Одна часть наследия английского экономиста, написавшего многотомную историю Индии, связана с осмыслением роли Британии в развитии ее колоний. Милль полагает, что Индия демонстрировала прогресс только находясь под иноземным господством начиная со времен Александра Македонского. Следовательно, и английское господство является для нее благом. Другая тема, которая интересует Милля – это типология колоний и сопоставление античных – греческих и римских – колоний с британскими. Отбрасывая римский опыт и опираясь на греческий, Милль считал необходимым предоставление жителям колоний большей свободы и самоуправления. Впоследствии эта линия будет продолжена английскими либеральными мыслителями.

Последний, четвертый блок круглого стола «Античность в политике и культуре Франции (XIX – начало ХХ вв.)» начался с доклада д.и.н., профессора кафедры всеобщей истории Н.П. Таньшиной «Франсуа Гизо и образы античности».

Автор сосредоточилась на образах античности и роли античного наследия в научных исследованиях и государственной деятельности Франсуа Гизо — знаменитого французского историка периода Реставрации, одного из ведущих политиков эпохи Июльской монархии. Если принять во внимание тот факт, что место рождения человека влияет на его последующую судьбу, то в случае с Гизо это обстоятельство можно считать определяющим: он родился в южнофранцузском Ниме, городе, в котором прекрасно сохранилось немало памятников древнеримской архитектуры. В дальнейшем античность является и точкой отсчета для Гизо-историка. Для его подхода характерна идея неразрывной связи, преемственности старой и новой Франции, древней Галлии и Франции XIX века. Для Гизо античное наследие является матрицей современной французской и в целом европейской цивилизации.

Завершал работу четвертого блока и круглого стола в целом доклад к.и.н., доцента кафедры всеобщей истории И.В. Игнатченко «Пьер де Кубертен и возрождение Олимпийских игр в XIX в.». Автор рассмотрел обстоятельства жизни П. де Кубертена в связи с возрождением Олимпийских игр. Спорт и спортивные состязания интересовали Кубертена, в первую очередь, как одна из форм воспитания молодежи для формирования будущей элиты французского общества. Вторым важным аспектом были взаимоотношения между нациями. Кубертен считал, что народы должны постепенно прийти к взаимному уважению и международному диалогу. Его подход к античности в этом контексте был прикладным. Кубертена интересовала практика античной спортивной подготовки в афинских гимнасиях, а также ekecheiria – олимпийское перемирие. Сама же античность, античные виды спорта и история Олимпийских игр оказались для Кубертена второстепенны.

После завершения докладов состоялась общая дискуссия, участники которой отметили плодотворность проведенного круглого стола, поделились мнениями о прочитанных докладах и обсудили тематику последующих научных мероприятий кафедры всеобщей истории. Было принято единодушное решение сделать круглые столы на заявленную тему ежегодными.